Віктор Уколов:

За інформацією з фронту, українська артилерія двічі просила дозволу подавити батарею супротивника, яка стріляла по українським позиціям, але двічі отримала відмову.

Якщо ця інформація підтвердиться, значить НГШ Хомчак є відповідальним за смерть наших бійців з Азову. А разом з ним і той, хто наказав начальнику генерального штабу так діяти.

P.S. Мені це болить, бо я передавав допомогу, щоб поранених захисників з Азову лікувати, а ці … істоти передали наказ, через який азовці загинули?

***

Ще одне підтвердження, що наших хлопців практично підставили під удар. Це тому, що вони з Азову?

Такою є ціна політичного рішення зіграти з ворогом у піддавки і не відкривати вогонь!

Ось, що пише по ситуації волонтер Роман Донік:

«Эту арту срисовали и на подходе и на позициях, где они разворачивались. Разрешение на огонь не дали.

Три раза наблюдали перемещение этих орудий в зоне поражения. Знали что они рано или поздно по нам отработают.

Три раза эту батарею могли разнести в клочья. Они явно нарушали минские по зоне отведения.

Но с самого верху запрет на открытие огня. Категоричный запрет на уровне Киева. С угрозами всех кар небесных.»

***

Ночью, ствольной артиллерией противника из застройки, были обстреляны наши позиции. Прямое попадание в блиндаж. Два погибших, 10 раненых и тяжело контуженных. Да, я знаю, что ООС подало 7. Но еще троих с контузиями увезли в госпиталь.

Эту арту срисовали и на подходе и на позициях, где они разворачивались. Разрешение на огонь не дали. Три раза наблюдали перемещение этих орудий в зоне поражения. Знали что они рано или поздно по нам отработают. Три раза эту батарею могли разнести в клочья. Они явно нарушали минские по зоне отведения.

Но с самого верху запрет на открытие огня. Категоричный запрет на уровне Киева. С угрозами всех кар небесных.

Многие не знают, что от ствольной артиллерии крупного калибра, в подавляющем большинстве случаев, защиты нет. 152 мм разносит блиндажи в три и более наката, как домик из спичек. На «Зените», под Донецком, подземная станция РЛС все в бетоне. Выдержала несколько прямых попаданий, но треснула стена в бункере. Еще несколько попаданий и последствия могли быть самыми печальными. Когда работает ствольная артиллерия противника, люди просто сидят в блиндажах и молятся чтобы не было прямого попадания. Прямое попадание — это гарантированные погибшие, раненые и тяжело контуженные. Молятся и ждут, когда, в ответ, начнет работать на подавление наша артиллерия. Другого не бывает. Еще можно начать работать по артиллерии противника, когда она перемещается на позиции. Но из Киева запретили это делать.

Вот и все. Вот так это и работает. Война — это когда люди стреляют и убивают. Если не стреляем мы, убивают нас. Но нынешней власти плевать. Там никто не служил, не воевал, не хоронил близких. Для них война — это что-то виртуально. Для нас нет. Кроме артиллерии активизировались снайпера противника. Видимо им уже рассказали, знают, что им теперь можно все. Отстрел укропов как в тире.

На спостережні пункти нужна камеры видеонаблюдения. Пока это единственная профилактика
Пока армия воюет — мы с ней.
По моему мнению — до победы. Присоединяйтесь.

Джерело

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here